Свой главный праздник отметил Николо-Софийский храм Бобруйска

30 сентября, в день памяти святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, состоялась архиерейская Божественная литургия в Николо-Софийском храме г. Бобруйска.

Его Преосвященству епископу Бобруйскому и Быховскому Серафиму сослужили секретарь епархиального управления протоиерей Сергий Коровинский, настоятель Никольского кафедрального собора Бобруйска иерей Сергий Гусар, благочинный Бобруйско-Глусского округа протоиерей Геннадий Вейго, настоятель Николо-Софийского храма протоиерей Дмитрий Баркарь, клирики храмов Бобруйской епархии и клирик Пинской епархии иерей Иоанн Горбунов.

На богослужении присутствовала настоятельница женского монастыря святых Жен-Мироносиц города Бобруйска игумения Параскева (Ельская) и члены попечительского совета Бобруйской епархии.

Песнопения праздничного богослужения исполнил хор Николо-Софийского прихода под руководством регента Аллы Винглинской.

После завершения Литургии и совершения крестного хода епископ Бобруйский и Быховский Серафим поздравил духовенство, прихожан и гостей с престольным праздником: «Именно в честь главных христианских качеств – веры, надежды и любви – святая София назвала своих дочерей. Святой апостол Павел пишет в Первом послании к коринфянам, что «теперь должны оставаться эти три: вера, надежда, любовь, но любовь из них больше».

«Мы должны помнить, что веру нужно укреплять, надежда должна не угасать, а любовь должна быть видна в наших поступках, в нашем поведении, во всей нашей жизни. Пусть святые мученицы Вера, Надежда, Любовь и София будут молитвенно нам в этом помогать», — сказал епископ Серафим в обращении к собравшимся.

Николо-Софийский храм – особо значим для Бобруйска тем, что только он был открыт в советское время. О его захватывающей истории мы детально писали в прошлом году. Сегодня мы записали три истории прихожан Николо-Софийского храма, которые помнят бытность прихода во времена гонений на веру и перестройки.

Анастасия Юрковец, ныне работница церковной лавки, крестилась в Николо-Софийском храме во время перестройки в 1987 году вместе с родителями и сестрой, но в храм начала ходить только спустя десять лет.

«Нашу семью убедила принять крещение крестная. Она уговорила папу, маму и, самое главное, нас. Я не хотела креститься, была очень строптивая. На крещение приехала из института. Сколько мы шли в храм, столько маму и «пилила»: «зачем мне это надо, что это вы придумали». С таким настроением мы и крестились», — рассказывает Анастасия Владимировна. — «Сейчас почти 99% людей приходят в храм через скорби. Так было и у меня. Когда начали появляться крестники, я поняла, что моя задача не в том, чтобы они стали здесь «лоб расшибать» в молитве, но в том, чтобы они просто знали, что существует что-то ещё, кроме мира. Что когда у них будет какая-то радость или горе, они понимали, куда обратиться. Мы этого не знали. В наше время было по-другому: нам не с кем было пообщаться, не к кому было обратиться за поддержкой». Анастасия Юрковец вспоминает, как во время её воцерковления ещё не было литературы, а у «опытных» прихожанок были молитвословы, написанные от руки…

Алтарнику Александру Рудько было девять лет, когда он впервые пришёл в Николо-Софийский храм за руку со своим дедушкой. Дедушка привёл его причаститься.

Как ребёнок, он не понимал того, что произошло, но какую-то сладость, лёгкость ощутил и запомнил навсегда. Вспоминает, что в это первое посещение Николо-Софийского храма здесь было очень многолюдно, ведь это был единственный храм в Бобруйске в то время.

Александр говорит, что на протяжении всей жизни с ним оставалась благодать Божия от первого Причастия. Бог спас его в четвертом классе: какая-то сила вытолкнула мальчика Сашу из воды, и он остался жив. Бог сохранил его жизнь в аварии, в то время как другой участник ДТП, друг Александра, погиб. Осознанно Александр Рудько начал ходить в Николо-Софийский храм только в зрелом возрасте, когда прекратились гонения. Вспоминает, как до перестройки сюда допускали только бабушек, а молодёжь не пускали комсомольцы.

Двадцать пять лет несёт послушание в Николо-Софийском храме Мария Артёмова. О своём первом сознательном приходе сюда прихожанка и сестра милосердия вспоминает, что как-то сказала в беседе с мамой: «Знаешь что, вот я сейчас попощусь хотя бы неделю, и пойду хоть один раз в жизни поисповедуюсь».

Оказалось, что как раз начинался Великий пост. Мария Артемова попала на чтение великого покаянного канона Андрея Критского, встретила здесь дальнюю родственницу, познакомилась с другими прихожанками…

И так постепенно начала ходить в храм. «Что меня тогда побудило пойти на исповедь — даже не знаю. Возможно, дело в бабушке. Она была очень верующая. Когда храмы начали закрывать, она в детстве меня привозила на Причастие в кафедральный собор, в храм в Павловичах. Она соблюдала все посты».

Мария Григорьевна вспоминает, что когда закрыли почти все храмы и оставался только Николо-Софийский, бабушка приезжала к ним домой в Бобруйск из деревни каждый пост, ходила на службы в церковь на Шмидта. «Нас она не заставляла, и мы её не отговаривали, не ругали», — говорит Мария Григорьевна.

Вот так для наших респондентов, как и для сотен горожан, этот храм стал огромной частью жизни и путеводителем к Богу.

Бобруйская епархия © 2022 ·   Войти   · Дизайн: иер. Алексий Болотов Наверх